Главная » ПОЛИТИКА » «Нет никаких указаний»: Минобороны опубликовало секретные документы о начале войны

«Нет никаких указаний»: Минобороны опубликовало секретные документы о начале войны

Командующий Западным фронтом генерал Павлов за день до вторжения фашистов запрещал своим подчиненным «дрейфить»

Министерство обороны продолжает знакомить нас с историческими документами, находившимися ранее в недоступных для большинства спецфондах. Накануне очередной годовщины начала Великой Отечественной на сайте российского оборонного ведомства появился новый общедоступный мультимедийный раздел «В первые дни Великой войны».

фото: ru.wikipedia.org

Герой Советского Союза Дмитрий Григорьевич Павлов.

В разделе представлены десятки уникальных архивных документов, имеющих непосредственное отношение к началу германского вторжения на территорию СССР – оперативные и разведывательные сводки с фронтов, шифрограммы, дневниковые записи участников боевых действий.

Из справки, подготовленной Разведывательным управлением Генштаба Красной Армии следует, что к утру 22 июня 1941 года гитлеровское командование сосредоточило на границе с Советским Союзом 114 пехотных, 11 моторизованных и 15 танковых дивизий.

А вот оперсводка №1 Генерального штаба Красной Армии на 10.00 22 июня, подписанная начальником Генштаба Г. К. Жуковым.

«4.00 22 июня немцы без всякого повода совершили налет на наши аэродромы и города и перешли границу наземными войсками.

Противник звеном самолетов типа бомбардировщик нарушил границу и вышел в район Ленинграда и Кронштадта. В воздушном бою сбито нашими истербителями два самолета…

Противниr открыл артогонь и одновременно начал бомбить аэродромы и города Виндава, Либава, Ковно, Вильнюс и Шауляй… Потери – уничтожено на аэродроме Виндава три наших самолета, ранено 3 красноармейца и зажжен склад горючего».

В этом тексте явно просматривается стремление «смикшировать» трагическую ситуацию, представить ее более оптимистичной. В дальнейшем оперативные сводки показывали куда более жестокую реальность.

Вот, например, что сообщалось в оперсводке от 24 июня, посвященном ситуации в 4-й армии Западного фронта: "Все части, за исключением 55-й и 75-й стрелковых дивизий не боеспособны и нуждаются в срочном доукомплектовании личным составом и материальной частью.

Основные потери в материальной части от авиационного и артиллерийского налетов и внезапного нападения в первый день. От постоянной и жестокой бомбардировки пехота деморализована и упорства в обороне не проявляет. Отходящие беспорядочно подразделения, а иногда и части приходится останавливать и разворачивать".

О том, что происходило в последние мирные часы и в самом начале боевых действий на западной границе Советского Союза можно узнать из записей в личном дневнике начальника штаба 3-й армии Белорусского особого военного округа А. К. Кондратьева. Наиболее ранние записи сделаны им 20 июня 1941 года: "Каждый день за последнее время над Гродно появляются немецкие самолеты. Почему не дают приказа о встрече этих «гостей» нашими активными средствами?» 

21 июня: «Сегодня опять пожаловали немецкие «гости» над городом… Почему же однако нет никаких указаний по линии командования? 

Больше того, недавно при моем докладе генералу Павлову я спросил его, что делать с семьями нач. состава в случае каких-нибудь осложнений? Ох, что мне было за этот вопрос! «Ты что, дрейфишь, думаешь и смотришь в тыл, а не вперед? Да знаешь ли ты, что у меня 6 танковых корпусов стоят наготове?! Я запрещаю не только говорить, но и думать об эвакуации!» 

23 июня: «(Лес в 25-30 км к юго-востоку от Гродно). Итак война… Гродно разбомбили. Наш штаб целый день оставался в Гродно, а вечером выехал в лес, что возле села Гнойницы.

Связь с войсками ежеминутно рвется. Поддерживаем связь главным образом по радио и вживую. 56-я стрелковая дивизия крепко потрепана, потрепав весьма основательно и немцев. Командир дивизии якобы погиб…

Немецкие самолеты – хозяева в воздухе, наших нет, то ли они уничтожены, то ли не решаются вступать в бой с такой массой неприятельских ВВС. Военный совет армии непрерывно на ногах. Никто не спит, хотя все устали капитально. Начальник оперативного отдела полковник Пешков растерялся – не знает, за что взяться.

Разведотдел приходится сколачивать заново, ибо врио начальника отдела майор Кочетков как уехал до войны в Лиду, так до сих пор и не вернулся».

В шифрограмме, отправленной военным советам фронтов, округов и военно-морских флотов 23 июня сообщается, что для непосредственного руководства сухопутными войсками, флотом и авиацией создана Ставка Верховного Главнокомандования, в состав которой включены Сталин, Молотов, начальник Генштаба Жуков, маршалы Тимошенко, Ворошилов и Буденный, адмирал Кузнецов. Создана также группа постоянных советников при Ставке: Микоян, Каганович, Берия, Жданов, Вознесенский, Маленков, Мехлис, кроме того несколько авторитетных военачальников…

Интересно почитать материалы отчета о проведенном опросе командиров РККА, участвовавших в первых боях с гитлеровцами и вывезенных в тыл после ранения. Целью опроса было выяснение сильных и слабых сторон противника, подмеченных непосредственными участниками боестолкновений. В числе очевидных сильных сторон многие командиры отметили, в частности, эффективное применение немцами минометов и хорошее взаимодействие пехоты с авиацией при помощи сигнальных ракет.

С первых же часов войны у войск вермахта обнаружилось довольно много слабых мест. Вот что подметили наши командиры: «ночью немцы, как правило, не ведут боев, начинают свои действия на рассвете», «проявляют беспечность в расположении танковых частей на отдых», «артиллеристы врага ведут огонь без учета его действенности с тем, чтобы просто показать силу своего огня», «немцы очень бояться штыковых атак и после криков «ура» бросаются в бегство», «при появлении наших истребителей, даже одного, немецкие бомбардировщики уходят»…

Опрос касался также выявленных в боевой обстановке недостатков наших войск. Среди крупных минусов обнаружились довольно плохая меткость стрельбы наших танков, отсутствие в ближних тылах авторемонтных мастерских.  

Были и другие сетования: «Тыл не организован. Был момент, когда для миномета было всего три мины, а остальные где-то находились в тылу на повозке и в нужный момент нечем было стрелять».

Любопытны и «мелочи», которые осложняли ведение боевых действий командирам и красноармейцам. Из высказанных пожеланий участников первых боев: «в обязательном порядке обеспечить картами весь командный состав, до командира взвода включительно», «на летнее время выдавать бойцам вместо шинели походную палатку». А еще – заменить громоздкий солдатский ранец на вещевой мешок. Это последнее, было вскоре выполнено; советское командование учло и многие другие замечания.

Как подчеркнули создатели нового общедоступного информационного ресурса, публикация документов о начале Великой Отечественной войны, хранящихся в фондах Центрального архива Министерства обороны России, является продолжением деятельности военного ведомства, направленной на охрану и защиту исторической правды, противодействие попыткам фальсификации истории и пересмотра итогов Второй мировой войны.

Источник: mk.ru

Оставить комментарий